КУРКИНО

12 подписчиков

Спасатель Игорь Куряков: самые лучшие пожарные на земле работают в России

Спасатель Игорь Куряков: самые лучшие пожарные на земле работают в России

Начальник поисково-спасательной станции рассказал о том, как перешёл из пожарных в спасатели на воде, какую роль на его профессиональном пути сыграли наставники, а также поделился историями внедрения новых методик спасения людей и тушения пожаров.

Скромный, целеустремлённый и обаятельный человек, неординарная личность с яркой судьбой — всё это можно сказать про начальника поисково-спасательной станции Игоря Курякова.

Как говорит Игорь Викторович, вся его жизнь — движение. Однажды жизнь руководителя спасательной станции сделала удивительный вираж: будучи профессиональным пожарным, вот уже пять лет он работает спасателем на воде в Московской городской поисково-спасательной службе на водных объектах.

— На какой станции вы сейчас трудитесь?

«Царицыно — место, где размещается наше подразделение, очень красивое, со своей историей. Верхний Царицынский пруд раньше был традиционным местом купания москвичей, но с 2012 года он относится к музею-заповеднику, поэтому купаться и ловить рыбу здесь нельзя. Но не все об этом помнят. Не так давно ночью неподалёку от фонтана спасали двух молодых людей. Один в иле завяз, другой безрезультатно ему пытался помочь», — делится историями из практики Игорь Викторович.

— Какие происшествия из практики вам больше всего запомнились и какие работы проводите по роду деятельности помимо реагирования на опасные ситуации?

«Одни из самых запоминающихся спасений те, где помощь нужна детям. Родители гуляли с двумя детьми, отвлеклись на старшего, а коляска сорвалась с горки и в пруд. Ребёнок, к сожалению, был не закреплён должным образом в коляске. Спасатель нашей станции услышал крик родителей, спас малыша, тот даже воды нахлебаться не успел. Вот она – симфония спасения! Большое внимание уделяем профилактике. Например, в зоне ответственности закаляются «моржи», образовалась даже постоянная группа из 287 человек.С ними мы регулярно проводим беседы, настоятельно просим, чтобы никаких действий без нашего надзора они не предпринимали. Сами понимаете: и время года, и состояние здоровья, да и возраст — некоторым участникам группы около 90. Граждане обращаются к нам не только во время отдыха, но и с бытовыми вопросами: кто-то телефон в воду уронил, кто-то кошелёк, просят спасти и животных, и птиц»

— Вы профессиональный пожарный? Расскажите о своем трудовом пути.

«Окончив школу в 1973 году, хотел идти в вертолётное училище. Уже даже медкомиссию прошёл, когда вдруг попалась газета с приглашением поступать в Ленинградское пожарно-техническое училище. И я решился, о чём, кстати, никогда не жалел. Второй дивизион, курс молодого пожарного, присяга в Ленинградском Парке Победы, занятия на полигоне. В то время мы относились к МВД, имели техническое звание. На сдачу экзаменов приехал начальник отдела кадров Управления пожарной охраны города Москвы. Он-то мне и предложил служить в Московском пожарном гарнизоне. И вот в 1976 году я приехал на Кропоткинскую. Тогда столичную противопожарную службу возглавлял генерал Иван Антонов. Он всегда присутствовал на распределении молодых офицеров. Именно с его подачи я оказался в военной части 5109, в 98 пожарной роте. Так началась моя карьера. Сначала был инструктором по профилактике, а в 1977 году, после пожара в гостинице «Россия», меня отправили в командировку на время восстановления и ремонта здания. Это был интересный опыт. К московской олимпиаде 1980 года на Зубовском бульваре было построено шестиэтажное здание Главного пресс-центра. И вот меня откомандировали для организации противопожарной защиты этого важного объекта. В один из дней была непогода, сильный ливень. В считанные минуты кровля здания наполнилась водой и через трубы вода начала протекать вниз, туда, где находилась электронное оборудование. Я быстро сориентировался и всех, начиная от уборщиц и заканчивая рядовыми сотрудниками, отправил на крышу перекрывать трубы — так мы спасли оборудование. Буквально через несколько дней меня вызывал к себе Антонов и… назначил начальником ПЧ по противопожарной охране АСУ Олимпиады-80 в Лужниках. Все внедряемые средства пожаротушения на данном объекте были передовыми, в том числе и газовые системы пожаротушения. За порядком следили строго и непрерывно, сами понимаете, каким ответственным для страны мероприятием была Олимпиада».

— Знаю, что 18 лет вы обеспечивали пожарную безопасность на заводе им. Лихачева (ЗИЛ).

«Судьба свела меня с Валентином Кириленко — профессионалом в области строительного нормирования. Вместе с моим командиром и командиром военной части 5107 мы провели большую научно-практическую конференцию по обеспечению безопасности объектов автомобилестроения. Наш теоретический опыт был полезен для разработки научных фундаментальных идей. Некоторые из них находили применение в прикладной науке и даже внедрялись в постсоветских республиках. Помню, к нам обратился генеральный директор завода ЗИЛ. Часть машин во время транспортировки по Средней Азии, в силу климатических особенностей этого края, сгорала. Груз в цепке перевозил один водитель и в случае пожара он не справлялся с огнем. И вот стали мы экспериментировать с отечественными и зарубежными огнетушителями: углекислотные, порошковые, химическо-пенные, всё шло в ход. Нам пригнали целую линейку автомобилей для наших экспериментов. С того момента наши ЗИЛовские машины укомплектовывались пятилитровыми порошковыми огнетушителями, которые оказались самыми эффективными. Спортивные мероприятия, выставки, благоустройство учебных классов и башен, чтобы пожарные могли тренироваться круглогодично — во всём мы принимали активное участие. Кстати, именно в этот период своего профессионального пути, в 97 пожарной части, я познакомился с Героем Российской Федерации, генерал-майором Максимчуком. Владимир Михайлович был начальником Управления пожарной охраны ГУВД Москвы и редким человеком. Мне крупно повезло в жизни, у меня не было плохих командиров. Я многому научился у своих руководителей — специалистов пожарного дела и хороших наставников. В 1986 году я окончил Академию МВД и с той поры начались мои регулярные выезды на пожары. Помню сложный, неординарный пожар на Московском шинном заводе: 15 тысяч квадратных метров, тушили его более 17 часов. Мы поднялись со звеном газодымозащитной службы на второй этаж горящего здания. Освещая фонарем помещение, увидел, как густая резиновая пыль поднимается в воздух. По рации передал, чтобы все покинули здание и объявил пожару 5 номер сложности».

— Занимая должность заместителя начальника Управления государственной противопожарной службы города Москвы, вы занимались только административной работой?

«Конечно же, нет. Пожары никуда не делись, и руководящая должность не подразумевала только «кабинетную деятельность. К примеру, пожар на улице Озерной в 2009 году: 9 мая ночью взорвался газопровод, что привело к возгоранию. Сначала на поверхность вырвались газ и земля, а затем — огненный столб высотой около 100 метров. Пламя перекинулось на здание Всероссийского научно-исследовательского института оптико-физических измерений, сгорели и были повреждены множество машин. Пожарные расчёты прибыли в считанные минуты. Мы с моим заместителем Евгением Чернышевым работали на этом пожаре и к моменту, когда к месту происшествия прибыл министр МЧС, уже разделились по участкам. На этом пожаре впервые применяли робототехнику, которую доставляли из Всероссийского научно-исследовательского института противопожарной обороны МЧС России, а итогом работы на этом происшествии стала разработка пожарного щита, получившего название «Щит Чернышева». По направлениям деятельности у меня были заместители. Команда подобралась активная, заточенная под новаторство, под разработку и внедрение новых систем пожаротушения, чем мы и занимались».

— Когда и почему в вашей жизни появился Пожарно-спасательный центр?

«В 2008 году был сформирован Пожарно-спасательный центр Москвы. Он создавался на основе подразделений — 201, 202 и 203. В 2011 году из федеральной службы я перешёл в ПСЦ на должность заместителя начальника. Началась знакомая, но одновременно новая работа с иными масштабами. Часто вспоминаю, как 10 лет назад, в 2012 году вводили группировку сил и средств на территорию Троицкого и Новомосковского округов Москвы».

— Как происходит внедрение новых технологий и методик в пожарно-спасательном деле?

«Для того, чтобы перенять передовой опыт, мы с моим коллегой и единомышленником Евгением Чернышевым ездили в различные страны, в том числе в Англию и Германию. На тот момент мы внедряли современные методы спасения людей, тушения пожаров и проведения аварийно-спасательных работ при ликвидации последствий ЧС. Чернышев тогда был увлечён идеей внедрения системы гидроабразивной резки «Кобра». Её применение позволяет подать воду с абразивом под высоким давлением для охлаждения помещения и тушения огня не проникая в здание. Характер у Евгения был настойчивый, ставя цель, он всегда старался её реализовать. Как известно, сейчас эта система активно используется пожарными столицы. Говоря о тушении пожаров, то среди пожарных существует тройка лидеров — огнеборцы России, Америки и Германии. Но, по моему мнению, самые лучшие в мире пожарные — у нас, благодаря нашему менталитету и смекалке. Вспомните хотя бы пожар на верхних этажах строящегося небоскреба в Московском международном деловом центре «Москва-Сити». Пламя не только охватило помещения 66 и 67 этажей, но и внешние стены здания. Нашим пожарным пришлось в полной выкладке бежать по лестницам на 65 этаж и использовать комбинированный способ подачи воды: на этажах устанавливались мотопомпы для перекачки воды и подачи ее на большую высоту. Мы привлекли четыре пожарных вертолёта Московского авиацентра — три Ка-32, оснащённые водосливным устройством емкостью 5 тонн и водяной пушкой горизонтального, вертикального и бокового пожаротушения, и один Ми-26. Уже после иностранные коллеги говорили, что такой пожар могли потушить только наши огнеборцы. Я благодарен судьбе за наставников и друзей, которых встретил на своём пути. Такого пожарного братства, как в России, нигде в мире нет. В этом я уверен на сто процентов».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх